Ирина Чеснова (chesnova) wrote,
Ирина Чеснова
chesnova

Category:

Зачем нужны родители?

Если раскладывать родительские «функции» по полочкам, то получится интересная картина. Как отмечает ведущий отечественный специалист по перинатальной психологии М.Е. Ланцбург, у маленького человека есть три уровня потребностей.

Потребности биологические. Сюда входит все, что мы подразумеваем под словом «уход». Ребенка нужно вовремя покормить, помыть, выгулять, уложить спать, дать лекарство, по погоде одеть и приголубить. Если рядом не будет того, кто заботится и опекает, человеческий детеныш просто не выживет. Однако! Удовлетворять эти потребности совсем необязательно должен именно родитель. По большому счету ухаживать может любой другой (в т.ч. неблизкий) взрослый или даже животное (вспомним Маугли).

Потребности социальные. Это освоение социальных ролей (гражданина, работника, ученика), принятых в обществе норм и правил поведения, умение жить и работать среди себе подобных. Здесь опять же вовсе не нужен конкретно родитель. Отдайте ребенка в интернат, в подмастерья или «в люди» - там ему вполне доходчиво объяснят, как себя надо вести и что думать.

Потребность в индивидуальном становлении, то есть потребность стать собой (именно собой, а не тем, о ком мечтают мама и папа). Для этого ребенку нужен кто-то, кто не может без него жить. Кому интересен он сам, его жизнь, его открытия, достижения и мечты. Кто будет не спать и защищать, когда опасно, кормить и согревать, когда голодно и холодно, и быть рядом, когда больно и страшно. Кто будет верить в него, любить и принимать безусловно – таким, какой он есть, со всеми его «несовершенствами». В общем, ему нужен личный, «персональный» взрослый, которому не все равно! И вот здесь родителя никем заменить нельзя – ни воспитателем, ни государством, ни волчицей. Так что самая важная родительская «функция» - помочь ребенку раскрыть и «построить» себя, понять, кто он и на что способен.

В этом «строительстве» мы каждый день принимаем самое живое участие. Из нашего родительского отношения складывается самооценка ребенка, его образ Я. Из наших посланий он получает первые представления о том, насколько он нужен и любим (что потом вырастает в стойкое ощущение собственной ценности или неценности – для себя и для других). И точно так же от нас зависит, каким он будет себя видеть и кем себя ощущать – уникальным или «одним из», способным или глупым, успешным или неудачником, ярким или бесцветным, сильным или беззащитным. Отсюда следует общеизвестный постулат о том, что если и можно что-то оценивать, то лишь поведение ребенка, но не его самого. Многие из нас знают, что навешанные (из лучших побуждений, конечно) когда-то родителями ярлыки – «бездарь», «тупица», «лентяй» – потом еще долго определяют самоотношение человека и отлично отравляют ему жизнь.

Чтобы ребенок стал собой, ему не нужно навязывать чужие (например, родительские) интересы и пристрастия или свое представление о счастье (успехе, о том, что значит не зря прожить жизнь). Самая печальная ситуация - когда у родителей есть некие идеи и некий проект, каким должен быть их ребенок, и они накладывают на ребенка свои ожидания. Наоборот, самой эффективной стратегией воспитания оказывается стратегия ситуативная, когда родители гибко подстраиваются под условия актуальной ситуации, под состояние ребенка и учитывают его (именно его, а не свои) потребности, особенности и интересы.

Что мы еще даем своим детям? Мы даем им модель семьи, чьи установки, правила и традиции они затем понесут (или демонстративно не понесут) в свою собственную. Мы даем им представление о семейных ролях и о том, какими (опасными или безопасными) могут быть близкие отношения. Мы транслируем им отношение к миру и сообщаем, каково в нем жить (можно ли доверять людям вокруг и при необходимости найти у них понимание и поддержку). Мы поощряем или не поощряем самостоятельность и инициативу. Мы показываем, насколько выразительной или молчаливой может быть любовь.

Сюда же, в непременные родительские «функции», надо включить и защиту. У нас очень рано детям внушают, что отстаивать свои интересы и уметь постоять за себя они должны сами. Это неправильно. Ребенку любого возраста, хоть новорожденному, хоть подростку, нужно чувствовать, что он надежно защищен (не теплично огражден, а именно защищен), что ему есть на кого опереться, и у кого – если нужно – попросить помощи. И помощь придет.

Более того, защищать ребенка нужно не только от внешних опасностей, но и… от него самого. Подрастающий человек порой сам не может «поставить себя в рамки», сам с собой совладать. Он нуждается в серьезных внешних подпорках, расставленных по периметру «флажках», четких границах дозволенного. Эти границы дают ему чувство безопасности, защищенности, комфорта: он точно знает, что ему не дадут сделать то, что нельзя, его охраняют, его берегут. Отсутствие же рамок и границ парадоксальным образом ведет к тому, что ребенок это чувство безопасности утрачивает, и ему на смену приходят тревожность, импульсивность, расторможенность. Знаете, зачем нужна родительская любовь? Любовь – это гарантия для ребенка, что родитель сам будет его защищать, потому что он (родитель) любит, потому что ему это надо. И ребенок может быть спокоен: он любим, он защищен, он в безопасности.

И еще: пока мы живы, нашим детям не нужно бояться смерти. И пока живы наши родители, мы тоже ее не боимся. Лишь когда они уходят, между нами и вечностью больше не остается преград. Но их любовь, их поддержка, тепло родительского очага – остаются, хотя бы в душе. Для этого, собственно, и нужны родители – быть у своих детей и давать им ощущение жизненной опоры.

Ирина Чеснова, психолог,
автор книг для детей и родителей
www.irina-chesnova.ru


Tags: легко ли быть мамой?, психология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments