Ирина Чеснова (chesnova) wrote,
Ирина Чеснова
chesnova

Categories:

Пример насильственного общения

Один из важнейших навыков экологичного общения – это не только умение быть вежливым и уважительно относиться к собеседнику. Но также умение чувствовать свои и чужие границы, препятствовать тому, чтобы с вами обращались плохо, и не вовлекаться в невротическое, неконструктивное взаимодействие.

В книге Л.Банкрофта «Зачем он это делает?» (про мужчин-тиранов) есть такой показательный диалог, который я давно хотела процитировать:

«Джесс (это он) и Беа (она) идут по улице своего городка. Джесс угрюм и явно недоволен.
Беа: Что с тобой? Я не понимаю, почему ты расстроен.

Джесс: Я не расстроен. Я просто сейчас не в настроении разговаривать. Почему тебе всегда надо устроить из этого проблему? Я не могу иногда просто помолчать? Не все такие любители безостановочно молоть языком, как ты.

Беа: Я не любитель безостановочно молоть языком. Я просто хотела узнать, что с тобой.

Джесс: Я только что тебе сказал, НИЧЕГО! Оставь меня в покое хоть ненадолго со своей болтовней. Когда мы на днях ужинали с моим братом и его женой, я просто не мог поверить, что можно столько трепаться про какие-то дурацкие курсы журналистов. Тебе сорок лет, черт возьми, никому не нужны твои фантазии о том, чтобы стать знаменитой. Повзрослей уже наконец.

Беа: Фантазии о том, чтобы стать знаменитой? Я пытаюсь найти работу, Джесс, потому что все турагенства переезжают в центр. И я не трепалась попусту, им было интересно. Они задавали мне кучу вопросов, поэтому мы так долго об этом говорили.

Джесс: Ах да, им было очень интересно. Они просто вежливые люди. Ты так занята собой и наивна, что не можешь даже заметить, когда люди просто проявляют вежливость.

Беа: Я тебе не верю. Тот ужин был две недели назад. Ты две недели зрел мне об этом сказать?

Джесс: Я не зрел. Я этого не делаю, в отличие от тебя. Ты вечно ставишь нас обоих в неловкое положение. Всего хорошего, у меня нет настроения обсуждать эту фигню.

Беа: Нет настроения? Я ничего не сделала! Ты дулся и ждал повода на меня нашуметь с того момента, как увидел меня сегодня!

Джесс: Ты кричишь на меня, Беа. Ты знаешь, что я ненавижу, когда на меня кричат. Тебе надо обратиться за помощью, ты совершенно не контролируешь свои эмоции. Всего хорошего.

Беа: Куда ты идешь?

Джесс: Я иду домой. Можешь забрать машину. Я хочу побыть один.

Беа: До дому больше получаса ходьбы, а на улице холодно.

Джесс: Твоя забота очень трогательна. Всего хорошего (уходит)». Конец цитаты.

Что делает мужчина? – Он явно переходит границы допустимого, зло критикует, обвиняет, придирается, демонстрирует пренебрежение, снисходительность, отпускает саркастические замечания, самоутверждается («я этого не делаю, в отличие от тебя»), попросту хамит, потом удаляется, изображая из себя жертву.

Его спутница вовлекается в изматывающий разговор, пытается оправдаться, объяснить свое поведение, отстоять себя, спорит и в итоге чувствует себя оплеванной и виноватой.

Как бы выглядел этот диалог, окажись на месте Беа человек, умеющий видеть манипуляции и противостоять им?
Он выглядел бы так:

Беа: Я вижу, что ты расстроен, мне очень жаль. Если я могу тебе как-то помочь, скажи.

Джесс: Я не расстроен. Я просто сейчас не в настроении разговаривать. Почему тебе всегда надо устроить из этого проблему? Я не могу иногда просто помолчать? Не все такие любители безостановочно молоть языком, как ты.

Беа: Оу, кажется, ты сказал что-то лишнее. На этом мы заканчиваем наш разговор. Я всегда рада поддержать тебя, но готова делать это только при условии спокойного обсуждения трудностей и не переходя на личности.

Джесс: Когда мы на днях ужинали с моим братом и его женой, я просто не мог поверить, что можно столько трепаться про какие-то дурацкие курсы журналистов. Тебе сорок лет, черт возьми, никому не нужны твои фантазии о том, чтобы стать знаменитой. Повзрослей уже наконец.

Беа: Я вижу, что тебе очень плохо, но это не повод спускать на меня всех собак. Я не намерена продолжать этот разговор. После того, как ты успокоишься, ты сможешь извиниться.

Джесс: Извиняться? Мне? Это ты вечно ставишь нас обоих в неловкое положение. И это ты, кажется, вышла из себя. Тебе надо обратиться за помощью, ты совершенно не контролируешь свои эмоции. Всего хорошего.

Беа разворачивается и уходит.

И, уйдя, она в любом случае оказывается перед выбором: сохранить свое самоуважение, установив длинную дистанцию и продолжая хранить молчание, пока Джесс не извинится и не признает, что вел себя отвратительно, или возобновить общение первой. Возобновить – значит, показать, что ради отношений она готова себя обесценить, что ей и дальше можно хамить и использовать как канализационную трубу.

Сохранить самоуважение – значит, возможно (если он не признает того, что был неправ, и не выразит сожаление о случившемся), лишиться человека, в которого она влюблена и отношениями с которым дорожит. Здоровый вариант – это, конечно, сохранить самоуважение. Потому что зачем ей рядом человек, который ее не уважает, при любом своем плохом настроении пытается пнуть, выставляет виноватой, не признает свою ответственность и не извиняется?

Делать такой выбор – мучительно больно и страшно. Но нужно понимать, что основной критерий здоровых отношений (любовных, семейных, дружеских, любых) — это сохранение самоуважения всех сторон. Ты бережешь и свое, и партнера, равно как и он бережет твое и свое.

И еще важно понимать, что есть люди, с которыми невозможно установить отношения, основанные на сотрудничестве и взаимном уважении. Просто невозможно, как ни старайся.

Ирина Чеснова, психолог,
автор книг для родителей
www.irina-chesnova.ru




Flag Counter
Tags: М и Ж, психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments